Афганистан: железная руда вместо опия — Страница news — MetalTrade

Рекламно-информационное издание

Назад к новостям

Афганистан: железная руда вместо опия

Новости металлургии

Из крупнейшего мирового поставщика опиатов Афганистан может превратиться в мощнейшего экспортера углеводородов, цветных и черных металлических руд, драгоценных и редкоземельных металлов. Однако во сколько триллионов долларов не оценивались бы «подземные кладовые» страны, достать их оттуда реально только с наступлением мира, перспективы которого остаются призрачными.

По информации агентства Reuters, правительство Афганистана в сентябре 2010 г. в Лондоне планирует провести тендер по привлечению инвесторов для развития крупнейшего в стране железорудного депозита Hajigak. Данное месторождение, расположенное в 130 км западнее Кабула, по оценкам геологов, содержит 1,8 млрд. т железной руды при содержании железа в сырье на уровне 64%. Потенциально Hajigak может стать крупнейшим месторождением в Азии (в перерасчете на содержание Fe в руде), а Афганистан — новым «рудным Дубаем».

Впрочем, у страны есть и другие месторождения, и не только железорудные. Как сообщила весной нынешнего года американская пресса со ссылкой на доклад группы экспертов, представляющих среди прочего Министерство обороны и Госдепартамент США, Афганистан располагает полезными ископаемыми стоимостью свыше $1 триллиона, которые могут обеспечить стране экономическую независимость. Что такое $1 трлн. для страны, весь ВВП которой в настоящее время не дотягивает и до $15 млрд.?

В недрах Афганистана находятся также значительные запасы меди, золота, серебра, глинозема, молибдена, кобальта и других минералов. Запасы железной руды (суммарно до 6 млрд. т) оцениваются в $421 млрд., меди (одно из богатейших в мире месторождение Айнак содержит более 11 млн. т) — в $273 млрд. В так называемых пегматитовых полях, разведанных к востоку от Кабула, обнаружены не только богатые запасы рубинов, бериллов и изумрудов, но и настоящие стратегические ресурсы редких металлов: бериллия, тория, лития, тантала, ниобия. Не менее внушительны и запасы углеводородов Афганистана — по предварительным оценкам, ресурсы нефти составляют 3,6 млрд. баррелей, природного газа — 36,5 трлн. куб. м.

Короче, в афганских недрах действительно лежат триллионы долларов, и все это богатство практически нетронуто. До сих пор промышленная добыча так и не была начата — что немыслимо сегодня, в 21 веке, когда природные ресурсы многих стран близки к истощению. Следует отметить, что наличие в Афганистане крупных запасов минеральных ресурсов — новость разве что для западного мира. Еще в 60-80-х годах прошлого столетия советские геологи провели предварительную разведку и оценку основных сырьевых ресурсов страны, была начата подготовка к началу добычи ряда видов из них.

Но разгоревшийся с конца 70-х гражданский конфликт, и почти 30-летний период вооруженного противостояния «поставили крест» на этих планах. Вопреки ожиданиям, вывод из Афганистана в 1989 г. «ограниченного советского воинского контингента» не привел к нормализации ситуации, также как и начавшаяся в 2001 г. военная операция США против талибов. За 10 лет «антитеррористической операции» США и подключившиеся впоследствии к ним силы ООН и НАТО не смогли стабилизировать обстановку в стране. Сегодня в Афганистане продолжается война, и даже на территории, которую контролируют американцы и их союзники, периодически вспыхивают военные действия.

Война — не единственное препятствие для налаживания добычи полезных ископаемых. В Афганистане отсутствует производственная и транспортная инфраструктура, техника и технологии, специалисты и просто квалифицированные рабочие. Всем этим, а также необходимыми финансовыми ресурсами, располагают многочисленные претенденты на афганские сырьевые ресурсы, к которым западная пресса причисляет США, Францию, Россию, Китай, Индию и Иран. В США ряд экспертов считают, что шумиха вокруг «афганских сокровищ» спровоцирована Пентагоном, который использует эту тему как аргумент в пользу того, что американские войска не должны уходить из страны, продлить в ней свое пребывание и «помочь афганцам организовать промышленную добычу сырьевых ресурсов».

Отметим, что предыдущий тендер на рудный проект Hajigak, объявленный в 2009 г., фактически провалился. Первоначальные заявки подали крупные индийские компании Vedanta Resources, Essar Minerals Ltd, Ispat Industries, JSW Steel Ltd, китайская China Metallurgical Group (MCC), и саудовская Al-Tuwairqi Group. Однако впоследствии большинство участников отказались от борьбы, поскольку тендер проходил «непрозрачно», а центральное правительство выставило претендентам довольно жесткое условие построить на базе месторождения завод по выплавке стали. Поскольку под такое предприятие нет необходимой инфраструктуры и рынка сбыта готовой продукции, индусы и китайцы вышли из тендера, и его пришлось отменить.

Более успешным стал конкурс по месторождению меди Aynak, лицензия на разработку которого в 2007 г. за $3,4 млрд. приобретена MCC. Ее партнером в проекте будет крупнейший китайский производитель меди Jiangxi Copper Co. Правда, сейчас, спустя 3 года, китайцы все еще далеки от запуска проекта, параллельно с началом работы которого они также должны построить необходимую инфраструктуру, включая электростанции, железную дорогу, а также объекты соцкультбыта. Инвесторы из КНР не торопятся, их действия пока больше похожи на стремление «застолбить за собой» афганские ресурсы. В настоящее время китайцы исследуют железорудные месторождения в ряде районов страны, а также претендуют на Hajigak.

Здесь основными конкурентами китайцев являются индусы, также активно претендующие на афганские ресурсы. Индийские компании уже несколько лет занимаются строительством дорог, зданий и объектов инфраструктуры, а также осуществляют программы обучения для афганских граждан.

В целом, мировое сообщество очень заинтересовано в налаживании добычи сырьевых ресурсов в Афганистане, которая должна стать фундаментом для строительства новой экономики. Пусть даже ориентированная на экспорт ресурсов, она позволит обновить хозяйственную инфраструктуру, создать десятки тысячи рабочих мест и постепенно отказаться от международных финансовых дотаций и титула мировой опиумной плантации.

Безусловно, все упирается в подавление активного военного сопротивления талибов, и здесь США хотят получить более широкую поддержку своих действий в Афганистане — не столько военную, сколько политическую. До сих пор американцы и союзники не имеют необходимой поддержки на региональном уровне, а Китай и Индия, не участвуя в военных действиях, могли бы с помощью своего влияния помочь им создать благоприятный фон для новой большой попытки стабилизировать ситуацию в стране.

Редакция благодарит www.ugmk.info
и Георгия Карпенко
за предоставленные материалы

партнеры

фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра