Легенды отечественной металлургии — MetalTrade

Рекламно-информационное издание

Назад к новостям

Легенды отечественной металлургии

Новости металлургии

Тяжело вступала Россия в XVIII век. Затянувшаяся на десятилетия война с королевством Шведским настоятельно требовала увеличения производства холодного и огнестрельного оружия, а, следовательно, и производства металла. Ни тульские, ни олонецкие заводы уже не могли справиться с этой задачей. Тогда и возникла мысль создать новый крупный металлургический район на Урале, где в 1696 году на горе Высокой над речкою Тагил были найдены крупные залежи «камня-магнита», а по берегам р.Нейвы — высококачественные железные руды.

Для освоения новых земель и строительства заводов требовались энергичные, инициативные мастеровые люди. Таковым оказался тульский кузнец и оружейных дел мастер Никита Антюфеев — Демидов, который, испытав тагильские руды, дал заключение: «Железо самое доброе, не плоше свицкого, а к оружейному делу лучше свицкого». Перебравшись по указу Петра I из Тулы на Урал, он не только быстро превратил переданный ему Невьянский казенный завод в первоклассное металлургическое предприятие, но и вместе с сыном Акинфием на реке Тагил вблизи горы Высокой начал строительство Выйского медеплавильного и Нижнетагильского чугуноплавильного и железоделательного заводов.

Выйский завод был пущен 23 октября 1722 г. Этот год и принято считать датой основания Нижнего Тагила. Из небольшого заводского поселка с пуском Нижнетагильского (с крупнейшей в Европе доменной печью), Черноисточинского, Верхнешайтанского и ряда других заводов он уже к началу XIX в. превратился в настоящий город, став столицей огромного частного заводского царства — Нижнетагильского горного округа Демидовых. По территории и промышленной мощи он не уступал некоторым европейским государствам.

Нижний Тагил справедливо считается историческим центром уральской металлургии. Тагильские домны в XVIII в. были самыми производительными в Европе, а металл с демидовским клеймом «Старый соболь» — лучшим в мире. В начале XIX в. уральские заводы Демидовых давали четверть продукции всего производства чугуна в России, а чуть позже Нижнетагильский горный округ Демидовых стал крупнейшим поставщиком на российский и западноевропейские рынки золота, платины и малахита.

В 1838 г. авторитетный и пользующийся мировой известностью российский «Горный журнал» писал: «Без сомнения владельцы Нижне-Тагильских заводов заслуживают справедливую признательность как современников, так и потомства …Отличное месторождение железа и меди, богатейший малахит, необыкновенное изобилие платины прежде столь редкого металла и, наконец, серебро и самородное золото, вот дары природы, которыми она наградила труды и познания и которые сохранят имена владельцев Нижне-Тагильских заводов в истории горного дела».

Если Тула — колыбель Демидовского рода, то Нижний Тагил — его становой хребет. Ведь именно в Нижнем Тагиле, благодаря неуемной энергии, высокому профессионализму и организаторскому таланту Никиты и Акинфия Демидовых в сочетании с талантом трудового народа, была создана могучая промышленная «империя» и заложен фундамент тех несметных богатств, которые сделали возможным создание и обустройство транспортных путей, связывающих Урал с центром России, строительство дворцов и парков, благотворительных заведений в Москве, Санкт-Петербурге и в Европе, организацию научных экспедиций, учреждение учебных заведений, обучение россиян в Италии и Франции, учреждение Демидовских премий в области науки и многое другое.

Вернемся, однако, к истории возникновения Нижнетагильского металлургического завода, вокруг которого с годами сложился Нижний Тагил. В конце XVII — начале XVIII веков началось промышленное освоение Урала и Восточной Сибири. На Каменный пояс и в Сибирь Русь двинулась мощно. И уже не только с Севера, но и из областей среднего Поволжья, и из коренных центральных районов.

Вот некоторые факты, иллюстрирующие сказанное. Летом 1696 года из-под Азова Петр I дал команду Сибирскому Приказу, чтобы верхотурский воевода искал всеми средствами, «в которых местах камень-магнит и железная руда есть ли».

Уже 23 января 1697 года воевода Андрей Протасьев сообщил в названный приказ, что железная руда найдена по рекам Тагил и Нейва. Вскоре руда была доставлена в Москву и по указанию начальника Сибирского Приказа Андрея Виниуса направлена на испытательные плавки за рубеж (в Амстердам и Ригу), а также в Московскую оружейную палату и в Тулу — Демидову, которого молодой царь к тому времени знал лично и к мнению которого прислушивался.

Никита Демидов (Антюфеев) откликнулся первым. Он не просто провел удачную плавку, но и изготовил из уральской руды фузеи и копья. По его заключению, «железо самое доброе, не плоше свицкого, а к оружейному делу лучше свицкого». Как свидетельствует Б.Б.Кафенгауз, голландская проба также подтвердила мнение Демидова; уральское железо иностранцы оценили высоко. Об этих результатах Виниус доложил Петру, находившемуся в путешествии в Европейском посольстве, немедленно и как о деле чрезвычайном.

Мы знаем, что Петр возвратился в Москву, в связи со стрелецким бунтом. Но Виниус был допущен к царю немедля, чтобы сообщить, что на Урале, в Тагильской волости, которая была тогда «ясашной» и принадлежала вогулам (манси), — найдена гора Магнитная, сплошь состоящая из железа. Так Москва впервые услышала о горе Высокой, которой суждено было сыграть столь заметную роль в жизни России. Со слов верхотурского воеводы начальник Сибирского Приказа докладывал: «А берега реки Тагил в том месте, где плотине быть, круты и высоки и лесу доброго для плотины… предостаточно». 11 сентября 1698 года Виниус записывает после беседы с царем его слова: "Где пристойнее и к железным рудам ближе и дров больше, не в дальнем расстоянии от магнитной руды… завод завесть".

23 апреля 1699 года последовал высочайший указ о строительстве Невьянского завода. Через год оно началось, а 15 декабря 1701 года из первой домны на реке Нейве мастером Яковом Фадеевым получен первый чугун. Казалось, дело спорилось, но даже эти высокие темпы не устраивали царя-преобразователя. Поражение в Северной войне заставило Петра лихорадочно искать выход, и он буквально пришпорил молодую горнорудную промышленность России.

Тогда и созрел дерзкий план — перебросить на Урал лучших мастеров и деловых людей из Центральной России. Едва возник первый металлургический завод на Урале (в таком качестве он пробыл всего два месяца и 20 дней), как уже был передан тульскому оружейному мастеру и промышленнику Никите Демидову.

По существу это была первая приватизация во вздыбленной гением Петра России. Могучая воля самодержца, буквально сломавшая размеренный ход жизни Сибирского Приказа, придала необходимое ускорение промышленному освоению Урала. При поддержке царя открылись практически неограниченные возможности для приложения энергии, деловой хватки, недюжинной подготовки и организаторского таланта первых Демидовых.

Никита Демидов начинал на Урале вроде бы с малого. В царском указе о тогдашних его владениях на Нейве-реке было сказано: "Овладеть ему лесами, землями, угодьями всякими во все стороны на 30 верст".

За пять лет заводчик должен был выплатить немалые суммы за переданное ему имущество. Их стоимость была определена в 11 тысяч 887 рублей и 95,5 копеек золотом. Выплата должна производиться готовой продукцией: пушками, ядрами, и разными видами железа. Но при этом на время выплат Демидов был практически освобожден от налогов, а последующие указы дали ему немалые возможности по обеспечению новых владений кадрами работных людей на крепостной и посезонной основе.

Смелость, размах, хозяйственная дальновидность, умение рисковать и свойственная временам Петра жесткость в достижении цели — эти качества Никиты и Акинфия Демидовых сыграли свою роль. За первый свой завод они рассчитались с казной не за пять, а за три года, поставляя для армии первоклассное оружие, в несколько раз более дешевое, нежели продукция казенных заводов. Однако жемчужиной демидовского царства, его промышленной столицей с начала двадцатых годов XVIII века становится, неизменно удерживая этот признанный статус в течение двух веков, Нижний Тагил.

Важно подчеркнуть, что неустанными трудами и великой умелостью в организации горнозаводского дела в Туле и на Урале Никита и Акинфий Демидовы заложили основы тех несметных богатств, которые позволили их потомкам не только принимать весомое участие в развитии промышленности, науки и искусства, но и более двух столетий реально влиять на экономическое и культурное взаимодействие России и Западной Европы.

К концу своей жизни (в 1745 году) Акинфию Демидову принадлежали 25 построенных им железоделательных заводов, 215 сел и деревень, многие десятки железных и медных рудников на Урале, медные и серебряные рудники на Алтае, много тысяч крепостных душ, движимое и недвижимое имущества по всей России.

Если, по образному выражению Жуковского, Невьянский завод явился «дедушкой Уральских заводов», то признанной столицей демидовского Урала, его индустриальным сердцем был, как отмечалось, Нижний Тагил. Его значимость в этой роли неоднократно и весомо подчеркивали и крупнейшие ученые, и выдающиеся писатели.

В 1770 году, объехав многие земли Урала и Сибири, академик Петр Паллас писал о заводе в Нижнем Тагиле: «Сей завод с окрестными достопамятностями пространнее, потому что он меж всеми частными сибирскими заводами совершеннее, порядочнее, важнее и прибыльнее железом». Д.Н.Мамин-Сибиряк образно и поэтично отозвался о городе, который «широкой картиной развернулся у самого подножья Урала, как самое дорогое и самое близкое его каменному сердцу дитя».

В 1899 году Д.И. Менделеев, побывавший в Нижнем Тагиле во главе правительственной комиссии, записал в дневнике: "Нижний Тагильск с горой Высокой составляет уже более столетия исторический центр уральской железной промышленности". Обычно здесь обрывают цитирование оценочной записи, а между тем весьма интересны и другие замечания Дмитрия Ивановича: "Нижне-Тагильск, целый город, 32 тысячи жителей, с широкими улицами, с прекрасными церквями, монументами на площадях, с пожарной каланчей на соседнем холме, как на многих заводах, а считается селом, хоть в нем одном три волости. Не сделан он городом, вероятно, по той причине, что состоит в посессионном владении рода Демидовых, и городским устройством еще более запутались бы и без того сложнейше путаные отношения между владельцем, казною и жителями".

Последнее замечание великого ученого не лишено интереса и для наших дней, поскольку вопрос об отношении с казной, областной и федеральной, как и вопрос о взаимодействии муниципального, местного самоуправления и центральной власти, и ныне остаются дискуссионными и перманентно экспериментальными.

Возвращаясь к роли Нижнего Тагила как естественного центра многогранной деятельности Демидовых, хочется подчеркнуть, что помимо достижений в развитии металлургии и машиностроения, где в немалой степени проявились уникальные природные данные (богатство горы Высокой, качество руды, могучие леса, достаточные водные ресурсы), город был нервным узлом организации управления горнозаводским делом.

Несомненной заслугой Демидовых как организаторов промышленности стало создание «самодостаточной» системы управления, которая дала блестящие результаты в XVIII и в начале XIX века. Правда, позднее она стала давать сбои и затормозила развитие русской металлургии. На то (уже во второй половине XIX века) были свои объективные и, конечно, субъективные причины, которые требуют специального рассмотрения.

Нижний Тагил как центр окружной системы заводского хозяйства с момента своего основания стал также центром подготовки кадров для самого города и многочисленных заводов, рабочих поселений во владениях Демидовых. Он выступал и центром организации жизни многих тысяч людей: руководителей производства, разноликого чиновничества, многочисленного мастерового люда, ремесленников, торговцев и тех, кто всех их обслуживал, — специалистов свободных профессий, среди которых были учителя, медики, художники. И на все это оказывал немалое и плодотворное влияние род Демидовых: его представители и напрямую участвовали в жизни города, и действовали через систему своих полномочных управителей.

В историю вписаны имена знатных тагильчан, прославивших свой город изобретениями, диковинными машинами и механизмами, художественными творениями высокого полета. Многие из них до 1861 года были крепостными: первый в России теплотехник Иван Ползунов; отец и сын Ефим и Мирон Черепановы, на многие десятки лет опередившие техническую мысль и практическое машиностроение; гениальный гидростроитель Клементий Ушаков; уникальный гидротехник Степан Козопасов; изобретатель Егор Кузнецов-Жепинский; авторы поразительных инженерных решений Федор Шептаев и Павел Мокеев; прославленный горный мастер и металлург Фокий Шевцов; целые династии первоклассных художников Худояровых, Дубасенковых, Звездиных.

Много лет бытовало мнение, что все они — самородки, едва ли не самоучки из народа, которые проявляли свой талант вопреки злобно давившей их демидовской силе. Но сегодня, едва лишь соприкоснувшись с реальными фактами, мы поняли, что эти таланты целенаправленно выявлялись и выращивались «с младых ногтей». В своем подавляющем большинстве они не только учились в специально созданных на средства Демидовых учебных заведениях на Урале, а также в Петербурге и в Москве, но и неоднократно посылались для совершенствования по своему профилю в Англию, Германию, Францию, Швецию и Италию.

В Тагиле и еще в пяти рабочих поселках эффективно действовали госпитали, многие из которых (как, например, поликлиника Второй городской, ныне Демидовской, больницы) служат здравоохранению и сегодня. С XIX века здесь работали общественные библиотеки, функционировали музей и театр, поддерживались народные промыслы, а в школах и училищах поощрялись не только инженерные, но и художественные таланты. И все это было возможно при активной и эффективной работе заводов и рудников округа, которые год от года наращивали потенциал производства и качества продукции. 

В основе данной статьи доклад Ю.С. Мелентьева на Третьей Демидовской ассамблее в Нижнем Тагиле в 1997 году.

Редакция благодарит www.Rusmet.ru
за предоставленные материалы

партнеры

фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра