Люди сядут за металл — Страница news — MetalTrade

Рекламно-информационное издание

Назад к новостям

Люди сядут за металл

Новости металлургии

Мы привыкли гордиться, когда Урал называют краем металлургов. Как же, «дадим мы России металла, сколько попросит она!». Однако на практике некоторые жители Челябинской области предпочитают присваивать тот самый металл. Например, скидывать железо с проходящих грузовых поездов. Причем в последний год «охота за металлом» приобрела особенный размах.

Уже не первый год вокруг железнодорожных путей идет тихая, невидимая простому обывателю война. Как при настоящих боевых действиях здесь устраивают засады, по лесопосадкам бегают камуфлированные люди, а иногда даже льется кровь: многие охотники за металлом в процессе хищения или после, спасаясь от погони, получают травмы и даже всерьез калечатся, оставляя на рельсах и под вагонами руки-ноги. Но, несмотря на печальные примеры, желающих поживиться за счет чужого груза меньше не становится.

«Раньше считалось, что за металлоломом охотятся в основном алкоголики, собирающие себе на бутылку, — делится оперуполномоченный отдела по борьбе с преступным посягательством на грузы ЮУ ЛУ МВД на транспорте Тимур. — Не спорю, таких много. Но есть и другие: работают группами, ставят «бизнес» на широкую ногу. Люди рассчитывают машины купить за счет ворованного железа! Если, конечно, раньше не сядут».

Железо с железнодорожных путей воровали всегда. Достаточно вспомнить еще чеховский рассказ «Злоумышленник», герой которого отвинчивал с рельсов гайки на грузила для рыбной ловли. Сегодня за деталями строения пути охотятся уже не так тщательно: владельцы скупок металлолома предпочитают не связываться с железками, имеющими четкий железнодорожный запашок.

Другое дело — железо, чугун, сталь, которые везут в грузовых поездах. Этот лом не идентифицируешь, а цена на него в середине 2010 года подскочила очень и очень солидно — с шести до десяти тысяч рублей за тонну. А вот наказание за хищение груза российские законы пока предусматривают довольно мягкое — в основном штрафы. Впрочем, законодательный акт об ужесточении уголовной статьи за хищение грузов уже готовится.

Вдобавок воришки работают группами, а за «коллективное творчество» полагается гораздо более суровое наказание. Некоторые, особенно опытные, по словам полицейских, при поимке пытаются прикинуться дурачками — мол, вовсе мы не организованная группа и вообще я подельников первый раз вижу. Чтобы предотвратить такие финты, станции сегодня оборудуются системами видеонаблюдения, которые четко фиксируют, кто и с кем таскает железо из вагонов.

Но все-таки брать «железофилов» надо непременно с поличным, иначе потом не докажешь, что лом они намеренно выкидывали из вагонов, а не случайно нашли возле железнодорожных путей. Для борьбы с «охотниками» транспортная полиция и ведомственная охрана железнодорожного транспорта создали совместные оперативно-мобильные группы. Без задержаний на дороге у оперов не обходится практически не одно дежурство. В один из рейдов СОМГ, официально называемых «оперативно-розыскным мероприятием наблюдения», полицейские согласились взять корреспондента Chelyabinsk.ru.

Группа невелика: водитель и два стрелка железнодорожной охраны — Андрей и Виктор, оперативники ОБППГ Тимур и Дмитрий. Выслеживать воров будем впятером, пожилой шофер Николаич не в счет. Жулики, бывает, работают и группами по 10-12 человек, но стражей порядка это не смущает: охотники за металлом храбростью не отличаются. Хотя, как признался Дмитрий, бывали и попытки сопротивления — когда железные ломы поворачивались против полицейских, однажды воры даже попытались отстреляться из охотничьего ружья. Но в основном, услышав окрик полицейских, разбегаются. Табельные «Макаровы» у оперативников наготове — все-таки выходить приходится на солидную толпу в окружении кучи железной арматуры — но пока ни разу не пригодились. Как считают сами полицейские и вохровцы — и слава богу.

За семь месяцев 2011 года в зоне ответственности Южно-Уральского управления МВД на транспорте зафиксировано 397 случаев хищения груза, 312 из них — вокруг Челябинска. В 94 случаях преступники либо были задержаны с поличным, либо на них вышли позднее в результате оперативно-разыскных мероприятий. Всего же на конец июля 2011 года транспортной полицией раскрыто и передано в суд 117 уголовных дел (89 из них — в окрестностях столицы Южного Урала) по фактам преступных посягательств на перевозимые железнодорожным транспортом грузы.

«Таскают железо в основном местные жители, так что все окрестные закоулки они знают наизусть, — комментирует Тимур. — Но главное даже не догнать воров, а не спугнуть до начала их «операции». Иначе сутки пройдут впустую».
К вопросу насчет «не спугнуть» в СОМГ подходят серьезно: опера и стрелки охраны перед выходом на позиции облачаются в лохматые масккостюмы «Леший», дожидаются вечера. В сумерках пять человек (для автора тоже нашлась «лохматка») гуськом, пригибаясь, пересекают железнодорожное полотно и растворяются в кустах. Теперь главное — не шуметь, не кашлять и не сморкаться: мы в зарослях невидимы, зато сами можем наблюдать за окрестностями станции. Особенно шикарный вид на потенциальную «жертву ограбления» — грузовой поезд, который, видимо, собирается заночевать на путях. К ночи стоит ждать гостей.

Признаюсь, в засаде мне пришлось сидеть впервые. Первые часа полтора ощущать себя невидимкой очень интересно: cидишь, даже особо не таясь, в кустиках, весь такой камуфлированный, только боевой раскраски на лице не хватает. Идет мимо бабушка, сетует в мобильный телефон на непутевого внука и даже не подозревает, что в двух метрах от нее притаились стражи порядка и журналист в довесок. Потом бравые парни на белом «жигуленке» паркуются у тех же кустов и, тоже не думая худого, долго обсуждают какие-то свои дела (какие — пересказывать не станем, неловко получится).

Операм рядом не так весело: рассказывают о случаях, когда деревенские забредали в кусты к засадникам на предмет «мокрого дела». Однажды в облюбованных полицейскими зарослях устроили сходку те самые железнодорожные воры. Получился конфуз, потому что, увидев размытые в темноте, массивные из-за мешковатых «Леших», фигуры, ребята как-то сразу забыли о криминальных планах и резко засобирались по домам. Железо тогда, конечно, никто уже не воровал, но и отчитываться об успехе полицейским не пришлось.

В этот раз в кустах все обходится без нежелательных гостей. Тут другая проблема: от вынужденной неподвижности затекают руки-ноги. Опытные полицейские заранее запаслись туристическими ковриками-«пенками», спальными мешками: сидеть-то придется всю ночь, многие расхитители предпочитают выходить на дело в предрассветную пору. А на дворе хоть и лето, но под утро уже подмораживает. Но все-таки лето: зимой, по словам оперативников, незваных гостей приходится ждать, прячась по автомобилям и кабинам локомотивов, в других «секретных» местах. Словом, способов устроить воришкам неприятный сюрприз у полицейских хватает.

За полночь случается ложная тревога: возле вагонов с железом начинают мелькать лучи фонариков. Оперативники и вохровцы делают стойку: если сейчас начнут сбрасывать с вагонов металл, значит наши клиенты. Однако неизвестная компания, помаячив у поезда, возвращается в деревню. Судя по голосам, совершеннолетних среди ночных гуляк немного.

Ночь проходит в осторожных сменах позы. Ребята философски дремлют в спальниках (железо бесшумно не воруют, а в тишине спящей станции любой звук разносится далеко), только стрелок Виктор каждый час выползает на рекогносцировку. Наконец вокруг начинает сереть. Но даже в «собачью вахту», в предрассветные часы, криминальные личности не удостаивают поезд вниманием. На первые утренние электрички уже потянулся народ. Проходящие мимо нашей «спальни для невидимок» мужики частенько прикладываются к пиву, вызывая грустные мысли: земля под ногами густо усеяна стеклотарой, вот сейчас какой-нибудь местный житель ка-ак решит с размаху утилизировать бутылку в наших кустах… И ведь не вылезешь, не выскажешь такому вандалу все, что о нем думаешь: пусть ночь прошла впустую, но любви к железу, вернее, к положенным за него денежкам, покорны все времена суток.

«Воруют не только по ночам, — шепотом поясняет на ухо Дмитрий. — На маленьких станциях вроде нашей, бывает, нагло разгружают вагоны на глазах у дежурных, среди бела дня. Другие прыгают на трогающийся поезд, едут до какой-то другой станции и «работают» там или даже просто сбрасывают металл по пути».

В этот раз мы вытягиваем пустышку. В качестве запасного варианта оперативники предлагают другую станцию, поближе к Челябинску. Она на порядок крупнее и оживленнее, соответственно и соблазна для любителей черного металла там больше. Но есть и проблема: незаметно туда не проберешься, вдобавок тамошние охотники за металлом вполне могут уже и запомнить СОМГовский ГАЗ — в девичестве «шестьдесят шестую» — «шишигу» — сегодня автомобиль обзавелся высоким кунгом, напичканным разным хитрым оборудованием. Используют его, правда, не очень часто — свои глаза все-таки надежнее.

Полицейские уже готовы поступить в точности, как их преступные оппоненты, — залезть в полувагоны и «зайцами» проехать до пункта назначения. Одна проблема: «железных» поездов после отправления нашего ночного подопечного не остается. Так что дежурство обходится без задержаний.

Уже после, вернувшись в Челябинск, мы узнаем, что в ночь на 10 августа один состав с железом все-таки подвергся налету злоумышленников: металлолом поскидывали из вагонов на 75-м километре того же Курганского направления, на котором дежурила наша группа. Троих воров полиции и вооруженной охране удалось задержать. Если это старые знакомые стражей закона, не первый раз попадающиеся на железной дороге — дело может и не ограничиться штрафом, а обернуться вполне реальным тюремным сроком — так сказать, «по совокупности заслуг».

«Вообще-то самые «урожайные» на воришек направления — на Курган и Каменск-Уральский, — объясняет Тимур. — Именно здесь происходит большинство хищений, именно здесь и больше всего задержаний. Вот только успеваем мы не везде: слишком много любителей чужого добра пытается кормиться с железной дороги. Хотя есть и добровольные помощники, которые сообщают в дежурную часть о замеченных преступлениях. На такие звонки наши коллеги немедленно реагируют. Ну а пока не ужесточат ответственность за хищение грузов, приходится вертеться нам».

Редакция благодарит Руслом
за предоставленные материалы

партнеры

фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра
фото партнёра